Будущее Коммуникаций
Информационное поле. Выпуск 3
02 ноября 2016 :: 68 комментариев :: 21374 просмотра :: 2480 слов
В предыдущих частях я тут сознательно навалил на массмедиа и их подходы к подаче информации. Это было занятно со стилистической точки зрения и чтобы посмотреть реакцию аудитории. На этот раз попробуем другой тактический заход — крупные СМИ действительно хорошо понимают чем и как нас кормить и делают это зачастую раньше, чем мы сами. А пока вы осознаете лихой поворот повествования, я достаю учебник истории и контурные карты.
Деды не только «воевале», но и прошли долгий путь от изобретения вербальных каналов передачи знаний — рисования говном на стене, письменности и станка Гутенберга, до фанфиков по «Сумеркам» и телевидения, способного передавать информацию используя сразу аудио, видео и текст в практически реальном времени.
Грянул интернет. С его неказистыми гиперссылками, мигающим фоном и «почему у вас телефон всегда занят». Но идея неконтроллируемой среды моментального обмена мемасиками с мистером дудцом знаниями из любой точки мира оказалась прям 10/10, что сильно ударило даже по всем остальным развитым на то время каналам. А еще по гипертерминалу смешно общаться было. У телека не было шансов.

«Отскок» интернета

Но у появившегося интернета были жесткие технические ограничения. Видео со свинкой пепой, которое успешно пролезало в ваш телевизор через кухонную антенну с радиорынка, никак не хотело это делать в ваш Dial-Up модем на 2400 бод. Пришлось снова тексты херачить. Что фактически отбросило всех к эпохе телеграфа и исключало любые невербальные каналы. Хотя тогда это так не ощущалось, — новые ощущения от общения с помощью клавиатуры и текстовых окошек терминала давали новый весьма прикольный опыт, подменив прогресс форматов на прогресс инструментов. Что, в общем-то, тоже неплохо.
Уже немолодые люди, привыкшие к гипертексту и возрощенные блогами (как и я), начали замечать, что на их уютненький гипертекстовый праздник через форточку лезет кто-то новый и дерзкий. Влоги на ютюбе, летсплеи, стриммеры и другие непотребства, которыми дети занимаются после школы, лишь бы по подъездам не шастать как мы. Но если обернуться назад, то всё складывается в логичную картину: в интернете становятся возможны более невербальные средства коммуникации, в которых, с одной стороны, не обязательно обладать невероятной способностью связать три слова в предложение, а с другой — открывается куда больше возможностей для передачи эмоций и опыта. Эти два слова еще успеют вас задолбать, готовьтесь.
В мире закончились люди, которые могут выражать эмоции с помощью текста. Дальше интернет прирастает теми, кто не может. И их больше, чем можно себе представить.

«Нативный» канал

Хороший пример — Rosetta Stone. Чуваки реализовали систему, которая позволяет учить неизвестный язык полностью игнорируя ваш родной, не используя перевод вообще. Работает, по скриншоту видно как. За пару уроков я уже смог сказать, что mein Hund trinkt viel Wasser — очень полезно, как-то в Берлине у меня спросили какие соусы в шаурму добавить, так я не растерялся, я про собаку знаю.
Как разработчики стараются делать интерфейсы как можно более привычными (нативными) под свои платформы, так и редкие умненькие гуманитарии давно разгадали, что «пипл» лучше всего «хавает», когда ему не рассказывают сухими канцеляризмами из в учебника по химии, а кормят более «нативными» средствами — рисунками, аудио, видео, да даже матом. Картинки в азбуке, лабы в универе — с детства известные нам примеры того, что информация лучше усваивается, когда задействованы не только вербальные каналы.

Было лишь вопросом времени, когда электронные СМИ научатся использовать эти каналы для коммуникации с аудиторией. Стали появляться инфографики, подборки, видео-новости — худо-бедно научились. Эти каналы стали открывать интернет для более широких масс. Сколько раз вам казалось, что комментарии на Ютюбе, Play Market'е или Одноклассниках пишут душевно больные? Ну, просто это и есть самая массовая аудитория, а не те маргиналы из твиттера, умеющие в иронию и в лонгриды.
360-видео и VR укладываются в эту теорию весьма стройно, потому по моему мнению они будут продолжать развиваться и пока просто молоды не несерьезны. А вот каналы в месседжерах и разнообразные телеграм-боты в неё не вписываются. Они лишь очередной статистически незначимый «выброс» и скоро хайп по ним сойдет быстрее, чем начался, или я чего-то не вижу? В Китае вон они развились еще лет 5 назад.

Скептикам VR'а рекомендую обзавестись дешевым Google Cardboard (или аналогами) и ввести в поисковой системе веб-сайта «порналаб» слово «VR». Но я вам этого не говорил.
Рассуждая над причинами, по которым вся эта «невербальность» и «интерактивность» так хорошо заходит, я пришел к двум трём выводам. С точки зрения потребителя: задействуется больше каналов восприятия чтобы «достучаться» до человека, благодаря чему потребление информации требует меньше усилий. Если утром по телевизору мне расскажут все новости, пока я чищу зубы и завтракаю — зачем мне тратить энергию и время на чтение того же самого в газете? Они даже баззворд для этого выдумали — «прочная эмоциональная связь».

А во-вторых, возвращаясь к моей любимой теме — эти каналы лучше передают эмоции, а облив любую чушь эмоциями, она с легкостью «втюхивается» в нужный электорат и привлекает куда больше зрителей. Нет, не обязательно с корыстными и пропагандистскими целями (хотя тема популярная же, ну), это может быть банальная эмпатия. Например это объясняет появление в последнее время очень популярных каналов, в которых информационная составляющая полностью заменена эмоциональной. Вспомнить только стримершу Карину или Давидыча на ютюбе.
upd: Во время обсуждения опубликованной статьи мне подсказали важную вещь, которую я упустил. В отличии от текста изображение, в частности видео, может быть пассивным форматом. Текст отнимает всё ваше внимание, а любая попытка потреблять сразу два текста — провалится. Попробуйте читать сразу две книжки. А включив телевизор вы можете без труда прыгать по каналам и заниматься любыми вещами, не теряя смысловую нить. Это подтверждается опросами рекламных агенств, которые еще на заре «наружки» поняли, что количество медийной рекламы на улицах не сильно снижает её эффективность.
Нам не нужна информация. Кайф от познания мира заменили дешевым наркотиком — эмоциями.
За новой дозой эмоций мы приходим читать политические новости — идеальная тема для разжигания, листаем паблики в ВК или смотрим как кто-то копает картошку с GoPro. А в предыдущем посте аудитория весьма показательно реагировала на специально сделанную эмоциональной первую часть, полностью проигнорировав «информационную» вторую. Убери я ее — ничего бы не изменилось, хотя по заветам Дружко «проверять я это конечно не буду». Мы все хотим эмоций, а человек, знающий больше мемов с пепой, для нас интереснее, чем ученый-космолог. Мы даже начинаем придумывать этому кучу оправданий этому как в опросе справа.
76 Я и так на работе напрягаюсь, мне чо, книжки читать?
101 Просто хочу отдохнуть, в любой момент могу бросить
84 Жизнь такая, альтернатив-то нет

Мемонизация сознания

Популярный артефакт текущей стадии развития инфополя. Социальные сети превратили чтение в скроллинг, который породил яркие, короткие, простые кусочки информации из повторяющихся изображений или фраз, в простонародии — мемчики. Мемонизация или «клиповость» сознания - фастфуд, сводящий сложную картину мира в набор раздробенных эмоционально окрашенных кусочков фраз или простых слов. Таким образом создается крайне специфическое сознание, с напрочь отключенной рефлексией к происходящему и очень легко манипулируемое. И крайне сложно излечимое. «Ватник», «Проект ЦРУ», «Абамка», «Кек» — будет звучать в ответ напиши я сложный аналитический текст, переводя беседу с уровня рассуждений и идей на уровень причетаний на лавочке. Лел. Кек.
Что-то я опять увлекся хмурым. Вернемся к видео. Его проще потреблять, проще использовать, эмоций запихать можно до усрачки, и явно всё идет в эту сторону. А что тогда с видео всё-таки плохо? Неужели текст действительно лишь устаревший костыль для кодирования или же он навсегда останется с нами?
1 Поиск. Чисто техническая проблема, которой не предвидится решения в ближайшее время. Щас тут набежит куча экспертов, читавших в фейсбуке, что «гугол» вот вот уже научится понимать происходящее на фото. Я тестил эти демки. Нет. Возможности этих демок не обгоняют детский ГДР'овский конструктор «Строитель». Видео не станет основным контейнером для передачи знаний, пока мы не реализуем главную составляющую этого контейнера — поисковую. Основанную не на вручную прописанных метаданных или разделении на кусочки под разными заголовками.
2 Плотность и сканирование информации. Каждый, кто пытался научиться чем-то по видео знает эту боль. Если бы я пытался наговорить этот пост на видео, сейчас таймер был бы уже на отметке минут в 30, а воспринято информации было бы на порядок меньше. По этой же причине, например, онлайн-лекции курсеры в одно ухо влетают, а в другое вылетают. Можно было бы попробовать тараторить на видео как подстреленный оксимирон, но тогда с первого просмотра было бы вообще ничего не понятно.
3 Интерактивность. Видео отлично передаёт эмоции, однако оно точно так же отбрасывает нас назад в интерактивности. Например в этом посте можно в любом месте назвать автора пидором, либо я бы мог вставить красивые интерактивные виджеты — а видео можно только молча штырить. ТВ пыталось решать это костылями в виде прямых эфиров, реалити-шоу и «отправь СМС чтобы проголосовать», но это скорее ненастоящая, отложенная интерактивность. Вы не можете задать вопрос просто подняв руку как на лекции (еще один камень в огород онлайн-обучения), так как видео слишком массовый формат.
4 Ваш вариант в комментариях:
Показательная сцена из моего любимого фильма «Игра на понижение», в которой Марго Робби популярно рассказывает из ванны о причинах ипотечного кризиса в США.
В связи с этим я чаще всего перестаю слушать любого, кто заявляет, что «текст умирает». Но при этом соглашусь, что текст — продукт не массовый. Прочитать лонгридик становится сродни походу в театр — надо найти время, хорошо одеться, грибы намазать. Театры же от этого не умирают. Сдохли только те, кто считал показ «Щелкунчика» 40 лет подряд — дофига бизнес-стратегией. Современные постановки вызывают эмоции побогаче, чем первый в жизни поход в кино на «Матрицу». Да и приемы текстовой передачи отработаны веками, а технический прогресс продолжает развиваться базируясь на текстовом опыте.

Лонгриды и книги не умирают, они сильно дискредитированы графоманами, превращающими одну мысль в 300 страниц писанины. Со школы в нас вдалбливают, что сочинение должно быть «не менее 2000 слов», а диплом должен быть «более 150 страниц», вне зависимости от содержания. Так и растут поколения, привыкающие к скучному канцелярскому языку из научных статей и уверенные, что текст — это сухой сдержанный формат, не очень приятный для читателя. Привычка писать скучно — это рак, но лично я всё еще верю, что читать тексты может быть офигенно.
SnowFall считается первой ласточкой в подобном повествовании. Теперь все подобные подобные статьи называют «сноуфоллами».
Firestorm — ответ The Guardian на SnowFall с учетом «ошибок». Но для меня это скорее пример как делать не надо.
Наши тоже не отстают. Вот Коммерсант с его рассказом о Чернобыльской катастрофе. Простенько, но атмосферно.
Но я всё равно не считаю эти примеры настоящим окном в будущее. В них чего-то не хватает, но я до сих пор не могу понять чего. Пока мне это интересно, я буду продолжать свои эксперименты. Кстати еще год назад я верил в «карточки» как формат возрождения текста, но мои эксперименты с ними привели к неутешительным выводам. Теперь я думаю, что может существовать скорее универсальный контейнер для склеивания сильных сторон всех имеющихся форматов — видео и аудио для создания эмпатии, текста для передачи информации. Просто я всё еще не знаю как.

А дальше?

42 Необходимость уметь читать исчезнет
77 Всё заменят нейроинтерфейсы
109 Ничего не изменится
100 Сингулярность


Два моих любимых вопроса — «а почему» и «что дальше». Второй позволяет задуматься как же на основе новой информации можно сделать какие-то выводы. Или извлечь практическую выгоду, как кому угодно. И результатом моих долгих и скучных для большинства читателей размышлений над этим является: дальше — интерактивность. Не детские развлечения типа «покрути 3D-фигурку» и «понажимай кнопочки на графиках», а настоящее взаимодействие с автором, с источником идей. Как задавать вопросы на интересной лекции, как писать комментарии какой автор мудак, как поспорить пьяным в баре о смысле жизни. Когда любая толпа насыщается эмоциями, она хочет действия. Что-то мне подсказывает, что так и произойдет.

Настоящая интерактивность — не в запрограммированных анимациях, а в новых методах взаимодействия с источником. Нагло социалистически перераспределенные комментарии с медиума, «кликеры» с опросами (вот тут азаза, сам придумал) — это всё лишь наивные попытки достичь интерактивности и приучить аудиторию взаимодействовать с «телевизором». Потому что идей как это вообще делать нет ни у кого. И у меня нет. А сесть и придумать их тоже почему-то нельзя, не получается, я пытаюсь уже пару лет, так не работает. Мы все копаемся в болоте говна и постоянно пытаемся нагрести на что-то твердое и полезное. Вот и я тут погребу.
Еще? Тогда вот